08.01.2011 в 12:57
Пишет el-elk:

Серия про историю Японии, Кореи и японскую поэзию (мое). До эпохи Нара
Древнейшая японская поэзия. До танка.
world-japan.livejournal.com/42320.html

Часто можно услышать, что японская литература и японская поэзия сформировались исключительно в средневековье и вообще являются одними из самых молодых "литератур и поэзий" мира. Часть правды в этом утверждении есть, ведь складываться японская литература начинает в VII веке, однако далеко не вся.
Дело в том, что Япония тех лет (и всей своей дальнейшей истории) – это некое противоборство. С одной стороны откровенное регулярное заимствование пятитысячелетней китайской культуры, с другой же – столь же регулярные попытки от нее отмежеваться и найти что-то по-настоящему свое.
В Китае было принято при императорском дворе изъясняться стихами, использовать каллиграфию, живопись, музыку, одним словом, искусства в Китае ценили всегда. Неудивительно, что в Японии это все тоже стали ценить. В Китае принято обучать аристократов грамоте? В Японии это тоже стали делать. Одним словом, в Японии почти все начинали делать "как в Китае", а продолжали чем-то своим, оригинальным.
В 7-м веке Япония заимствует у Китая его иероглифы и это время – начало японской литературы. Но можно ли сказать, что до этого не существовало легенд, мифов, стихов и песен? Конечно же нет, их рождает каждый народ и у каждого народа они уходят в глубокую древность.
Беда только в том, что некому и зачастую нечем сохранить все это народное творчество, чтобы потом можно было найти истоки развившихся классических жанров, уже оторвавшихся от своего "простонародного" прошлого.
Первый жанр японской поэзии – танка. Развлечение аристократов, способ выражения лирических чувств, любовной переписки и даже дипломатических посланий. Уметь писать на танка должен был каждый настоящий аристократ, причем ценилась тонкость языка и образов, а также некоторая запутанность выражений (вы же должны были передать тайные послания явно). Но можно ли представить себе, чтобы танка появилась на ровном месте? Конечно же нет. Танка – короткая песня или мидзикаута – родилась из ритмических напевов, сопровождавших любые коллективные действия "простого народа". В первую очередь – гребцов на судах. Островное происхождение Японии сказывалось на протяжении всей ее истории и в значимых вещах, и в мелочах. В частности, в распространении морских рыболовных промыслов, создании кораблей и военных действиях на них. Так же, как и на любых галерах, ладьях викингов и других кораблях этой эпохи, ритм гребцам задавался песней. Сендоутой, в данном случае.
Песни были у крестьян и представителей других групп населения. Делились песни по видам человеческой деятельности и по длине. Длинные песни назывались нагаута, а короткие – мидзикаута. Последние и стали танка в 7-м веке.
Теперь надо обратиться к особенностям японского языка и попробовать все же понять, в чем разница между японскими стихами и стихами остального мира.
Японский язык основан на слогах, у них слоговая азбука, об этом уже говорилось. Но что это дает для стихосложения? Интересной особенностью языка можно назвать отсутствие ударных и неударных положений слога. Это очень важно, ведь европейское стихосложение (и стихосложение индоевропейских языков вообще) основано на чередовании ударных и неударных гласных. Именно они рождают строфы.
В Японии этого не только нет, но и быть не может – таков у них язык. У них нет долгих и коротких звуков (впрочем, это связано с отсутствием ударения).
Ритм языка может быть задан только числом слогов. Больше просто не на что опираться. И действительно, древние японские ута могли иметь самые разные длины: от трех до 11 слогов. Уже в 1-м веке нашей эры появляются первые сборники таких стихов. Однако совсем короткие трехслоговые стихи быстро вышли из употребления, почему-то задерживаются стихи с 5 и 7 слогами, а также с 4 и 6. Нечетные победили, и к уже упомянутому 7-му столетию стали практически доминирующими, а еще через 2-3 столетия просто единственными. Теперь все японские стихи так или иначе записываются комбинациями 5 и 7 слогов. Сложно сказать, почему получилось именно так. Возможно, в дело вмешалась случайность, может быть, число 5, бывшее священным у китайцев, как-то повлияло и на японцев, одним словом, причины победы 5 и 7 строф остаются неизвестными.
Самая короткая ута – это ката-ута, трехстишие. Подразумевается, что в ней 5, 7 и 7 слогов (всего 19). Существовала удвоенная ката-ута, где подряд чередовались 5, 7, 7 и снова 5, 7,7 слогов (всего 38 слогов). Такая песня называлась ута седока (сентока). Посередине полагалось делать длинную паузу (в поэзии это называется цезура).
Был вариант 5, 7, 5 слогов, эта песня называлась хаи-каи (хайкай) или хокки (всех слогов 17).
Мы уже почти получили что? Правильно, танка.
Если к хаи-каи добавить еще две строфы по 7 слогов в каждой, мы получим 31 слог танка или мидзика-ута (миика-ута). Известное сегодня всему миру чередование 5, 7, 5, 7, 7. После третьей строфы полагалось сделать длинную паузу, что позже стало не совсем обязательным, а еще позже просто отпало.
Кстати, забавными являются те факты, что элегический греческий дистих имел тот же 31 слог. Дистих, как это следует из названия, - это стихотворение составленное как бы из двух. Элегический требовал, чтобы первый был написан гекзаметром, а второй пентаметром.
Вот, например, дистих Архилоха:
«Плачем я ничего не поправлю, а хуже не будет,
Если не стану бежать сладких утех и пиров».
Русские частушки и татарские песни тоже часто приближаются к "магическим числам" в 30, 31 и 32 слога, причем – и это еще интереснее – если смотреть настоящие частушки, то легко обнаружить, что с ударениями в слогах они обращаются очень вольно и звучать они начинают самым странным образом:
Что ты, милый, редко ходишь?
Редко, наредко, редко!
Через редкое свиданье
Позабыть тебя легко.

Все подружки шьют подушки,
А я кружево вяжу.
Все подружки вышли замуж,
А я в девушках сижу.
(и там, и там по 30 слогов. Частушки взяты из собрания Наталии Макаровой, конкретно эти, кажется, от Александра Боброва)
klassikpoez.boom.ru/chast.htm

Но оставим литературные парадоксы и вернемся на Дальний Восток. Думаете, дошли до танка, и на этом все закончилось? Как бы ни так! Если к танка прибавить еще одну строфу в 7 слогов, мы получим "след Будды" или Буссоку-Секитаи (некоторые полагают, что это не к танка добавляется строфа, а к хаи-каи три строфы по 7 слогов). Всего опять получается 38 слогов, т.е. буссоку-секитаи уже длинная песня.
Кстати, тут очень уместно будет забежать вперед и рассказать о ренгах. Ренга – это поэтическое соревнование, игра, развлечение, способ провести время, блеснуть в обществе, в общем, ренга – это целый мир. В ренгу могли играть вечер, а могли и несколько лет. Подробнее о ренге мы еще поговорим, а сейчас скажем только, что вначале в ренгу играли двое. Причем первый должен был взять первую часть танка ДО ПАУЗЫ. Но эта часть – это полная хаи-каи (5,7,5)! Второй же должен был добавить две строфы по 7 слогов. Следующий снова написать хаи-каи, следующий закончить…
Таким образом, видно, что более древние формы стихов, не дошедшие не только до нас, но даже до позднего средневековья Японии, на самом деле серьезнейшим образом влияли на классическую японскую поэзию и органично влились в ее строгую форму, оказавшись составной частью.
Если ренга или рэнга стала популярной и дожила даже до наших дней (даже наши русские любители писать хайку играют во всевозможные ренги, например, у Графа Мура), то другие формы канули в Лету.
Да, конечно, они были, эти формы, не думаете же вы, что ренга была единственным видом поэтической игры? Ханка – это более простая форма ренги. Ханка могла писаться "как попало", главное, чтобы заканчивалась она танкой 5, 7,5,7,7, причем танка должна быть заключением или дать краткое содержание предыдущего повествования ханка. Ханка часто использовалась в театрах, а завершающая танка выражала, таким образом, ее краткое содержание.
Танка считается твердой поэтической формой, в отличие от ханка, нагаута или мидзикаута. Их формы могли меняться, поэтому считаются нетвердыми. Нагаута строилась на попарном чередовании 5 и 7 слоговых строф. Количество строф могло быть любым, а вот завершиться нагаута могла только строфой ката-ута, т.е. чередовались 5, 7, 5, 7,..5, 7, 7. Существовала даже бесконечная песня има-ио-ута, где попросту чередовались 7 и 5 слоговые строфы до бесконечности с паузой после каждого 4-го стиха. Кстати, има-ио-ута – это очень странная по японским меркам форма, хотя вы могли это и не заметить. Дело в том, что в остальных формах первой строфой должна идти 5-слоговая. А тут идет 7-слоговая, и других подобных форм в японской поэзии или нет, или нам остались неизвестны. Многие исследователи полагают, что тут дело в китайском влиянии, которое привило на японскую почву другую форму.
Постепенно танка, как форма с твердо обозначенным числом слогов и строф, становилась центральной формой, вокруг которой "крутились" все остальные. Наконец, как это часто случается, если где-то есть строгие правила, а рядом их нет, следование строгим правилам стало считаться более "приличным" или, если угодно, более правильным. Танка стала становиться элитным стихотворением и стремительно стала отдаляться от собственно народной песни уты, уходя в аристократические круги. Конечно, этот процесс сопровождался и изменением языка с "простонародного" на "аристократический" и классический. Грубые слова и выражения, неблагозвучные фразы и т.п. изгоняются из танка, в обществе же рождается аварэ – культ прекрасного. Танка и аварэ становятся неразрывно связанными, и одно уже не существует без другого. Это все замечательно, но язык танка становится далеким от народного языка, в нем появляется "окольный" стиль, намеки, условности, которых не было в исходных формах. Все то, что мы так ценим в японской поэзии сегодня.
И случилось это, как мы уже знаем, в VII веке нашей эры.

В Европе давно прижилась мода писать на хайку, в России тоже находятся любители этого жанра. Острым остается вопрос, можно ли передать суть японской поэзии, суть языка, где слоги равноударны и равнодлительных, средствами совсем других языков, построенных на совершенно других принципах. Волей-неволей все авторы, владеющие индоевропейскими языками, пользуются и метром, и рифмой. Они просто не могут иначе. Но в японском языке всего этого нет, там господствует гармония 5 и 7.
Некоторые переводчики с японского, например, Глускина, полагают, что точнее всего японские стихи можно передать стихами с рифмой, более привычными нашему слуху. Ведь и то, и то – поэзия. Есть переводчики, считающие, что нужно просто писать прозой, но четко соблюдать число слогов, и тогда можно почувствовать ту удивительную волну японской поэзии, которую можно услышать только на ее родном языке.
Есть даже предложения писать японские стихи только ударными слогами-униками. Но это приводит к серьезному искажению языка и не может считаться равноценным эквивалентом.
Судите сами:
пример ката-ута:
Дом мой стая не дом.
Ах, я в нем, как гость... где ты?
Там, где смерть, иль там, где жизнь?
(взято у И.Рукавишникова)
Хаи-Каи:
Меч его был сталь.
Шлем на нем был сталь и медь.
Дух его — он жив.
(взято у И.Рукавишникова)
Так что все непросто с простыми японскими стихами.

Об ударениях в японском языке.
world-japan.livejournal.com/42927.html
Можно не удивляться странным, возможно, постам в моем жж (я очень редко пишу собственные посты, если могли заметить).
На самом деле я просто отвечаю на вопросы... Задаются они не здесь, поэтому следов не видно.

Но сейчас речь пойдет об ударениях в японском языке.

Как я уже упоминала двумя постами ранее, в японском языке нет привычных уху индоевропейского носителя языков ударений. Это, конечно же, вызывает вопросы - как можно обойтись без ударений?
Кстати, сам этот вопрос прекрасно показывает проблему понимания, перевода, совместимости и даже просто логического восприятия японского языка. Любому "нашему человеку" это все сложно себе представить, не то, что воспроизвести.
При необходимости транскрибирования японских слов (т.е. воспроизведения звучания какого-то слова, которое не переводится, как например, названия городов, имена людей и т.п.), обычно делаются серьезные ошибки.
Ну, вот я не буду далеко ходить. Слово "Токио" по-русски почти невозможно произнести без попытки поставить ударение на первый слог. То'кио. Хотя вообще-то ударение "положено ставить" на предпоследний слог. Тому есть свои традиции, опустим их.
Но на самом деле название японской столицы - Токё. Попробуйте произнести слово, и вы поймете, что русское мышление тут споткнется. С одной стороны, ё - всегда ударная гласная, с другой, привычка к русскому произношению потребует переместить ударение на о. В результате, вы получите примерно то, что надо - отсутствие ударений.
Итак, в японском языке нет ударений. Есть только повышение или понижение тона в предложении. Иногда, пытаясь пояснить это утверждение, лингвисты прибегают к помощи музыкальных терминов. Это означает, что в русском языке есть "силовое ударение", а в японском – тональное или музыкальное. Т.е. вы повышаете или понижаете тон голоса, или, если угодно, частоту звуковых колебаний - это и есть ваше ударение. Словно бы поете песню. Или монотонно произносите речитатив.
Для непривычного уха японская речь иногда кажется монотонной с взвизгивающими звуками. Визг – это повышение частоты, это и есть ударение в японской речи. Музыка и речь органично сливаются в японском языке, так что можно утверждать, что если наш язык – аналитический, в нем все как бы разделено и разложено по полочкам, то японский язык – язык синтеза. Синтеза звука, логоса, изображения и даже песни. Такие вот отличия, буквально во всем.
Тональность имеют и другие языки Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Вьетнамский, корейский, китайский, тайский – все они имеют тоны, но при этом повышение или понижение голоса у них играет роль – там есть силовое ударение. В японском этого нет совсем и главное – частота звука.
Воспроизвести японскую речь "правильно" чрезвычайно сложно, и иностранцев, чисто говорящих по-японски, на самом деле в мире очень мало.
Правда, некоторые лингвисты полагают, что силовые ударения в японском все же есть, только слабо выраженные. Но эти же лингвисты подчеркивают, что любые попытки провести аналогии в языках проваливаются.
В русском языке есть аналог изменения тона, но у нас есть и повышение тона (обычно на сказуемом и значительное слабее), и ударение. В японском - только повышение. Можно сказать, что любая японская речь - это песня (ну, не зря же у них чуть что - так "ута" - песня. Даже картины и те могут быть э-ута)
Утвердительное предложение будет произноситься с нисходящей интонацией, вопрос - с восходящей на вопросительной частице или последнем слове (или на вопросительном слове). При этом еще есть интонация, которая меняет содержание вопроса - оно может быть сожалеющим, недоумевающим, "обычным", восторженным и т.п.)
Кроме того, в японском языке есть то, что называется "логическое ударение" и интонация. В этом смысле, интернетное общение, где нет возможности поставить это самое ударение и не слышно интонации, может привести к серьезным недоразумениям с языком.
Ну, например, вы можете услышать что-нибудь типа:
-Асита ику?
Что дословно означает "завтра идешь?". А ответ может быть разным. Либо имеется в виду процесс "идешь", причем завтра, либо вопрос завтра или в другое время идет человек. На письме это понять практически невозможно.
Главная проблема в том, что средствами русского языка тоническое ударение передать невозможно. У нас есть свои традиции передачи ударений японских слов, но по правде сказать, они довольно далеки от истины, но совсем без них было (и остается) невозможным проложить мостик между народами. Это я к тому, чтобы вы не торопились осуждать лингвистов - непростая это задача, такие языки совмещать.
Обычно при обучении японскому языку вводят понятие моры, которая равна высоте короткого слога. Правда, даже одноморные слова могут быть высокими и низкими по высоте, но эта разница меньше, чем у слов с разным числом мор. Дальше вводят высокий тон, средний тон, низкий тон и учатся фактически петь по-японски. Естественно, есть некие правила расстановки тона, есть исключения из них, есть еще этикет, который заставляет одни и те же слова произносить разными тональностями, в зависимости от того, кто говорит и к кому обращается, в общем, еще много чего есть.
Есть слова, которые звучать совершенно одинаково и различаются только тоном (хаши или хаси – это мост и палочки для еды. В первом случае надо произнести слово "нормальным" голосом в средней тональности, а "палочки для еды" прозвучать несколько более тонким голосом. В низкой тональности оно может означать "край". Так же слово аши (аси) может означать или ногу или тростник и т.п.) Очень интересны правила звучания для слов, состоящих из нескольких корней, поскольку там высота тона распространяется не на все слово, а на его часть, да еще и в зависимости от числа корней.
И это если не вспоминать о том, что есть еще разные правила на чисто японские слова, на китайские и остальные, заимствованные из других языков.
Пожалуй, я еще замечу, что в языках различают регистровые тоны и контурные. Регистровые тоны – это японский язык и целый ряд языков Африки, в "регистровых" языках обычно нет изменения частоты звука во время произнесения гласного.
Контурные тоны устроены наоборот. С точки зрения восточных языков хорошим примером может быть китайский. Контурные тоны могут сочетаться с регистровыми, это не противоречит друг другу. Вот во вьетнамском языке есть шесть тонов, т.е. разные слоги произносятся разными тонами и таких шесть.
Но вообще-то понять это все уже очень непросто, к тому же специалисты регулярно спорят о прямо противоположных вещах. То о том, не отнести ли регистровые тоны к контурным, как частный случай, то о том, не сделать ли деление более резким.
При этом количественных характеристик практически невозможно встретить, что затрудняет понимание вопроса.
Контурные системы обычно бывают в слоговых языках, регистровые – в неслоговых (языках, а не азбуках! Слоговый язык означает, что граница звука совпадает с границей слова).
Хорошо развитые тоновые системы имеют вьет-мыонгская ветвь языков. При этом у их соседей мон-кхмеров и мунда тонов нет. Множество очень древних языков, в том числе койсанские протоязыки, нило-сахарские языки, языки Амазонки, Новой Гвинеи, афразийские и даже древние уральские языки и т.п. имеют тоновые системы. Видимо, раньше люди говорили именно так и было бы любопытно проследить распространение человечества по распространению подобных языков, но я этим не занималась.
В европейских, точнее даже в индоевропейских такого "фокуса" почти нет, несколько распространено музыкальное ударение в сербохорватском языке, древнегреческом, литовском и редких диалектах бенгальского и пенджаби.
Если мы вернемся к японскому языку, то чтобы служба медом не казалась, я добавлю еще пару слов. Дело в том, что иероглифы пришли в Японию из Китая. А вот их произношение не пришло. Странно, но факт. Есть так называемое верхнее чтение иероглифа (китайское, он) и нижнее (японское, кун). Слово, записанное иероглифами, можно прочитать и "по-китайски", и "по-японски", и это будет правильно. (Кстати, к собственно китайской фонетике это отношения не имеет, китаец верхнее чтение не поймет.) Ну, вот, например, родились вы и вас назвали как-нибудь там Кимифуса. А выросли и стали известным человеком. А это значит, что можете теперь читать свое имя "верхним" образом (по верхним чтениям). И получится имя Кобо.
Это раз :)
Ну, и второе замечание еще проще. Вы еще не забыли, что в каждом языке есть свои диалекты? :))) В Токио и Киото говорить будут по-разному. Где-то слово будет звучать монотонно, а где-то с изменением тона. Ну, это чтобы скучно не было :)
Вот на этой оптимистичной ноте я и закончу краткое пояснение вопроса об ударениях в японском языке.

Продолжение вопроса... Япония, 7-й век н.э.
world-japan.livejournal.com/42627.html
Текст еще не приглаженный. И является продолжением предыдущего...
И вообще это скорее мои заметки на полях, бог знает зачем...

Вернемся в наш VII век. Рождение танка, точнее становление танка как популярного, известного и престижного формата японской поэзии.
Почему именно VII век? Для ответа на этот вопрос придется заглянуть в историю Японии, не очень, правда, надолго, а то мы так никогда не доберемся до поэзии.
У Японии есть очень древняя история, по правде сказать, просто чудовищно древняя, поскольку уже 40 тыс. лет назад тут уже жили люди, 7 тысяч лет назад существовала развитая цивилизация (а по времени это сравнимо с Шумерской, Египетской, Харрапской и Китайской цивилизациями, т.е. всеми основными центрами развития человечеств), а чуть позже делали совершенно фантастическую керамику. Это интереснейшая тема для разговора, но о ней в другой раз, тем более, что следы от тех, первых племен, населявших Японию (в основном это были айны), почти не видны.
Где-то в середине первого тысячелетия до нашей эры, т.е. примерно 2.5 тыс. лет назад со стороны Корейского полуострова прибыли новые люди, которые привезли с собой овец, коров, лошадей и рис. Это так называемые протояпонские племена, которые и составляют основу современной японской нации. Примерно тысячу лет – до V в. уже нашей эры миграция на Японские острова была относительно активной, а связи с материком довольно тесными. Это привело к тому, что местная культура вытеснялась корейской и китайской. К тому же айны частично смешались с новичками, частично ушли на север, а вторая группа самых многочисленных племен – аустронезийцы, напротив, отошли на юг острова Косю.

Кстати, местных племен было не очень много и селились они в самых благоприятных областях острова Косю и части Хонсю (тут жили айны эбису на севере и еще одно племя – кумасо (хаято) на юге). Пришельцев было значительно больше, поэтому началось освоение лесов Хонсю и распашка земли под рис. Поначалу особых следов войны между пришельцами и местным населением не видно, даже наоборот – китайские и корейские ремесленники всех видов охотно принимались в племена. Однако число этих пришельцев росло, постепенно племена начали делиться на "японские" и "неяпонские". Японские племена начали объединяться во все более крупные образования, слабые роды просто поглощались сильнейшими, как это обычно и бывает во время образования первых государств. Местные племена, которые не пожелали соединяться с пришельцами, постепенно вытеснялись в неудобные области проживания, и все заканчивалось как обычно. Надо бы еще напомнить, что вместе с пришельцами с материка, в Японию приходит буддизм, а приход любой большой религии означает, что вы теперь можете отличить "своих" от "чужих". То есть кроме объединения родового происходит еще и культурное. Процесс такого вот объединения племен начался примерно во II веке и постепенно нарастал до 645 г. н.э.
Этот год известен нам достаточно точно, а случилось тогда вот что.
Не следует думать, что вся история Японии крутилась около Японии. Рядом был материк со своими войнами и междуусобными конфликтами. Уже в 4-м веке н.э. японцы устраивают набеги на Корею и вообще осознают себя отдельным народом и государством – Ямато. Согласно японскими легендам, Ямато вообще образовалось в 660-м году до н.э. под влиянием первого японского императора Дзимму-тэнну. Он победил в войне против местных племен в районе Кинки, придя к ним с Косю. Но ученые пока не подтверждают эту версию, настаивая на образовании Ямато примерно в III веке н.э.
Во времена набегов (кстати, довольно успешных: японцам удалось даже обложить данью область Мимана вблизи Пусана) особенно выдвинулся род Отомо, который ведал дворцовой стражей и выполнял жреческие функции.
Против него выступал род Мононобэ – прямые потомки рабов эбису (айнов), отвечающий за вооружение военных отрядов и собственно эти отряды (одним словом, за армию). Их противостояние оказывается главным в это время. Снаружи же тоже идет война, два корейских государства – Пэкче и Когурё воюют друг с другом, пытаясь перетянуть на свою сторону ближайших соседей. Соседи в конце концов выступили на стороне Пэкче, которое и победило.
Тем временем в самой Японии образовался еще один мощный клан – клан Сога, который добился у императоров Ритю и Юряку разрешения управлять "тремя царскими сокровищами". Три сокровища японского императора – это предметы культа, дары императору и налог. Налог тогда платился в натуральной форме, так что можно утверждать, что Сога владели материальными ресурсами страны. Т.е. образуются три клана – Сога, Мононобэ и Отомо, которые через некоторое время намертво сцепились друг с другом. В результате интриг, войн и дипломатических игр клану Мононобэ удается свергнуть Отомо. Можно торжествовать, но подобная победа ослабила клан Мононобэ, чем воспользовался клан Сога, уничтожив своих конкурентов в 587 году.
Тем временем на континенте тоже идут свои события, в частности - Китай объединился. Северное и Южное государства стали едиными в 589 г. под влиянием дома Суй. С 618-го года в Китае к власти приходит династия Тан, наступает период трехсотлетнего усиления Китая и любые набеги в эту страну становятся невозможными. Япония начинает внутриусобную войну. Кстати, масло в огонь хорошо подливала религия. Разные японские кланы исповедовали разную религию, и это очень важно для понимания истории. Например, известно, что Мононобэ были синтоистами, Сога – буддистами.
Придя к власти, Сога стали внедрять китайскую культуру и религию – буддизм. С буддизмом тихой кошкой проскользнуло конфуцианство, так что в результате в Японии образовалась вполне даже невероятная смесь трех религий, каждая из которых не хотела уступать первенство конкурентам.
Глава рода Сога по имени Умако всегда стремился к централизации и мечтал о едином государстве. В 593-м г. он поставил во главе страны свою племянницу Суйко (592-622 гг.), которой едва исполнился год. При ней был регент – принц Умаядо (тоже, естественно, Сога), которому на тот момент исполнилось 21 год.
Одни эти даты хорошо показывают о состоянии дел в Японии. Такие молодые правители обычно свидетельство длительных междуусобных войн, выбивающих старших мужчин. Но это заметки на полях.
Принц Умаядо известен нам как Сётоку-тайси (572-622 гг.). Умаядо вел три основных направления своей деятельности – развитие буддизма как государственной религии, централизацию страны вокруг клана Сога и внедрение китайской культуры в страну. Это совсем неудивительно, если вспомнить, что Сога происходили из Китая. Поначалу они оказались почти рабами в Японии (их называли бэ), а сам род имел другую фамилию – Согабэ. Род сохранил стремление к власти, возможно, из-за того, что первые Сога были предводителями китайских переселенцев, вождями своего народа. Кстати, если внимательно посмотреть на имя их главных противников по кланам, то они тоже происходит из бэ – Мононобэ, да и клан Отомо тоже когда-то был Отомобэ. (А это очень хорошо рассказывает о самых древних этапах борьбы пришельцев с континента против местных племен – это были банальные восстания рабов). Правда, и Отомо и Мононобэ имели связи с императорским домом, и очень древние, а Сога только начал вливаться в историю. Поначалу им пришлось довольствоваться только тем, что императорский дом мог жениться на их женщинах. Правда, это позволяло вести довольно хитрую политику, которая через пару столетий обернется тем же самым против самих Сога. В частности, жена императора Киммэя – Сога-но Инамэ была первой буддисткой в высших кругах Японии.
Кстати, о буддизме. Сога не только проповедовали буддизм в силу своего происхождения и не только мечтали о централизованном государстве, построенном по китайскому примеру. Они еще и составляли теорию этого вопроса. В частности, принц Сётоку Тайси разработал основную политическую программу рода, которая включала в себя распространение буддизма. Именно эта программа и стала основой юридических и политических изменений в стране в будущем.
Можно, конечно, удивляться забавным поворотам жизни и истории, но под влиянием Китая было решено принять некоторое законодательство и в 604 г. появился "Закон 17 статей", где были изложены принципы управления, согласно буддистским и конфуцианским учениям. Через 40 лет эти принципы приведут к государственному перевороту и смене власти Сога, но… но пока происходит обмен посольствами с Китаем и жизнь идет довольно мирно и своим чередом, хотя назревает новый конфликт, на этот раз религиозный.
Несмотря на то, что дома Отомо и Мононобэ свергнуты, синтоизм никуда не делся. Если до сих пор все конфликты были политическими – японские племена против корейских, местных и т.п., плюс внутриклановые войны, плюс межклановые, плюс…
То теперь война расширяется.
Ведь на земле Японии была своя религия, языческая. Она чем-то была похожа на религию Бон, сохранившуюся на Тибете, хотя имела более древние формы. И вот на эту религию накладывается новая – буддизм. Примерно так же, как на Тибете из местных учений и буддизма родился Бон, в Японии рождается синтоизм или синто. Синто оказывается гораздо ближе к японскому мировоззрению, чем чужой буддизм или конфуцианство – это естественно. Но государственная поддержка у буддизма. Cинтоистское жречество начинает протестовать против такого положения вещей и ситуация в стране, где идут непрерывные клановые войны, становится еще более сложной, в которой запутываются политические линии уже нескольких серьезных "игроков". Сога однозначно поддерживали буддизм перед синто, что не могло нравиться местным жрецам.
644 г. Принц из рода Сумераги (Сумэраги) Нака-но-ое вместе со старейшиной рода Накатоми – жреческого синтоистского рода – по имени Камако устраивает государственный переворот и убивает большинство своих родственников, включая главу рода – Ирука Сога. Его напарник меняет имя и дальше называется Камако Фудзивара (614-669 гг.).
Клан Фудзивара – один из самых влиятельных кланов в истории Японии, и стоит запомнить, что его история началась в это время. История предыдущих трех родов закончилась, началась новая, и в ней главных противников будет четверо – Фудзивара, Тайра, Минамото и Татибана. Но о них речь позже.
Как это часто бывает, во главе государства оказались вовсе не главные заговорщики.
В 645 г. участвовавший в заговоре принц Кару из рода Сумераги становится "сыном неба" (тэнно), называется Котоку-тэнно и объявляет себя верховным правителем. Свою страну он называет "корнем Солнца" или местом, где оно рождается. Нихон, по-японски.
Тут, кстати, тоже есть любопытный момент, ведь император в синто – прямо от неба и богов, а в Китае – он первейший среди равных, что поддерживает буддизм. Так что, когда вы слышите о небесном и священном происхождении японского императора, вы слышите влияние синтоизма. Все японские императоры считаются тэнно хэйка или хэйка (примерно как наше "его величество").
Период своего правления Котоку называет "великой реформой" или Тайка. Так что и история тоже помнит этот период под названием "переворот Тайка". С этого момента период правления каждого императора в Японии носит свое особое имя и по нему идет официальное летоисчисление. После смерти каждый император называется по периоду своего правления. Это китайский обычай, так что в его появлении ничего особо удивительного нет.
Почему же именно Тэйка считается переломным моментом в истории Японии? Потому что впервые появилась страна. Территория была разделена на провинции, в каждой был свой губернатор. Была отстроена первая столица Японии – город Нара (концом строительства называют 710 г. н.э., когда в Нару переехал император со всеми правительственными учреждениями).
Спустя 17 лет после переворота принц Нака-но-ое становится императором Тэнти (между ним и Котоку была императрица Саймэй). Страна начинает осваиваться в новой роли…
Тем временем дом Фудзивара постепенно становится не только крупнейшим землевладельцем в стране, но и перехватывает почти все высшие государственные посты. Хотя формально Японией правит исключительно клан Сумэраги, но жен они могут брать только из клана Фудзивара. Фудзивара изначально и до конца жизни прославились как мастера интриг, советов, как канцлеры, регенты и советники. Но почти никогда они не выбиралась в "главную власть". Они предпочитали управлять на самом деле, а не формально.
К VIII веку нашей эры клан Фудзивара добился того, что управлял страной, будучи канцлером при малолетнем императоре (или императрице). Как только император из клана Сога доживал до совершеннолетия, его вынуждали отправляться в монахи, а власть передавалась очередному малолетнему императору и его новому или старому канцлеру.
Обо всем этом рассказывает книга "Большое зеркало" ("Окагами"), которая была написана в первой половине 11 века, а рассказывала о событиях с 850 по 1025 гг., упоминая о чуть более ранней истории.
В 712 г. составляется первая японская хроника – "Кодзики", а через 8 лет, в 720 г. первые "Анналы Японии" – знаменитая книга "Нихонги".
Наступает эпоха Нара.

История Кореи в те же времена. 1-7 века н.э.
world-japan.livejournal.com/43362.html
Текст, можно сказать, по заявкам телезрителей. Точнее, по следам вопроса о параллельных событиях в Корее и Китае. Ответы рождаются не так быстро, но все же...
Предыдущий пост дает ссылки на еще разные ммм... источники, в основном для автора вопроса.
Северина, любые замечания по теме, естественно, принимаются! (Как приедешь)
Остальные, разумеется, тоже могут высказываться, Северина просто человек, в Корее живущий не один год и изучающий много чего, в частности, историю страны.

В принципе, можно и не говорить, что Корея была заселена в палеолите, древние люди тут оставили свой след, все такое прочее. Если Китай и Япония имеют следы истории 7-9 тысячелетней давности, то почему вдруг в Корее-то им не быть?
Так что я пропущу древнейшую часть, а то вообще нехорошо вышло. Начала, понимаешь, с японской поэзии и все еще до танка не добралась толком. Точнее до эпохи Нара. А тут еще Корея с Китаем, ага…
Но ладно. Так всегда бывает, когда рассматриваешь что-нибудь интересное.
Так вот, еще 9 тыс. лет назад тут были люди, это точно известно. 7 тыс. лет назад они занялись земледелием и скотоводством. 4 тыс. лет назад они знали, как плавить бронзу, но это было заимствованное у Великого Соседа знание, где вообще, кажется, бронзу умели плавить всегда. Кстати, умение плавить бронзу в Корее как-то не шибко ценилось, во всяком случае, каменные орудия труда сохранялись аж до нашей эры!
Современные представления о мире объявляют нам, что первым корейским государством был Чосон. Сами корейцы твердо убеждены в том, что он был уже в 7-м в. до н.э. (т.е. примерно в те же времена, когда японцы считают, что у них появился первый император Дзимму). Но с этим не согласен целый ряд исследователей.
Нет, ну все опять не так…

На самом-то деле корейцы ведут летопись своего государства с Чосона, который, с их точки зрения, основан совершенно легендарным человеком по имени Тангун. Тангун был сыном Небесного владыки и женщины-медведя, а государство основал в 2333 г. до н.э. И южнокорейский календарь ведет отсчет времен именно с этой даты.
Интересно, что про Тангуна китайцы тоже упоминают, тем не менее, историки считают, что факт его существования и столь далекой истории Кореи не доказан.
Тем не менее перескочим вперед на тысячу с лишним лет. Династия Тангуна по каким-то причинам погибла. В Корею из Китая прибывает некто Киджа (Ци Цзы по-китайски), знатный китайский сановник и основывает династию. Было это по китайским данным в 1122 году. Спустя еще почти тысячу лет страной правил последний потомок этого рода по имени Чун, которого победил снова-таки китайский военачальник по имени Ви Манн (или Вэй Манн). В 194 г. до н.э. он победил Чуна и стал править страной.
Об этих событиях пишет известный китайский историк, живший во 2-м веке до н.э. Сыма Цянь, чьим историческим запискам склонны доверять современные исследователи. Подробности корейской истории до этого времени фактически скрыты во тьме времен, там уже можно предоставить слово археологам, но не будем это делать.
Известно, что на южной части Северо-Восточного Китая и на севере Корейского полуострова действительно в это время жили люди, которые не входили в Китайскую империю.
Кстати, с этого места лучше посмотреть на карту, чтобы понять расстановку сил.

Карта Кореи времен Трех Царств
Gogutyeo - это Когурё,
Gaya - это Кая,
Silla - понятно, Силла,
Baekje - Пэкчэ. Южнее и восточнее находится Косю.

Корея в районе 550 г.н.э.
Это Корея с частью территории, захваченной Японией (Мимана)

Про Тангуна, Киджа и даже Ви Манна почти ничего и неизвестно, кроме того, что в 108 г. до н.э. их захватили китайцы, поделили на четыре округа и основали столицу провинции на месте нынешнего Пхеньяна. Тогда город назывался Аннан или Наннан, а по-китайски -Лолан. В Лолане знали железные орудия, а это означало и военное развитие, и земледельческое. А еще Лолан активно использовал иероглифическую систему письма (китайскую, разумеется), а еще… ну? Ну, как всегда, религию. Буддизм, который именно оттуда и попал, вероятно, в Японию в первый раз. Хотя кто его теперь знает… Были и более ранние путешественники, которые могли занести буддизм в Японию.
Корейцы народом оказались вредным, свободолюбивым и независимым. Китайское владение им показалось неоптимальным и они начали войну, в которой, как ни странно, победили. Три округа пали довольно быстро, Лолан держался дольше всех.
Война длилась лет сто, в результате не только Китай ушел из этих земель, но и местные племена выдохлись, зачахли в развитии, но как-то там себе существовали еще лет триста, независимо от всех соседей. (Когда регион бедный и воинственный с ним далеко не всегда будут связываться даже большие и сильные соседи потому что выгоды от их захвата мало, а сил потратишь много).
И тогда на их землю пришли люди государства Когурё. Когурё занимало довольно большую территорию. Взгляните на карту – к 1 веку н.э. оно занимает почти всю территорию по течению реки Ялуцзян (корейское название Амноккан), где сейчас проходит граница между КНДР и Китаем. А пришли когуры в Корею, скорее всего из государства Пуё, занимавшего когда-то давно территорию Манчжурии.
Кстати, современное название "Корея" происходит от Корё – так называлось средневековое государство этого региона, а Корё, в свою очередь, сокращение от Когурё. Так что этимологически нынешняя Корея – прямой потомок этого государства, хотя на самом деле там все хорошо перемешалось.
Упомяну тут же еще одну вещь. Известно, что когурёсский язык родственен японскому, хотя есть исследователи, считающие, что родственник японскому только южный диалект, а северный был похож на нынешний корейский. Так что влияние Когурё на Японию хоть и не имеет прямых письменных доказательств, а вот лингвистически очень даже прослеживается.
Когурё ухитрилось добиться своей независимости от Китая в 37-м г. до н.э., о чем свидетельствуют записи в Сань го чжи, написанной в III веке (это очередная китайская хроника; китайцы вообще были страшные формалисты и все-все записывали в хроники – кто пришел, что говорил и что подарил, - по которым нынче восстанавливают не только местную историю, но и прослеживают некоторые европейские события). Столица государства находилось в городе Цзиане (Северо-Восточный Китай), которая тогда называлась Хвандо. Хотя некоторые говорят, что первая столица называлась Куннэсон, разместили ее на правом берегу Амноккана, а уж потом переехали в Хвандо.
В Китае в те времена (к началу III века) пала Ханьская династия, государство развалилось, шла мелкофеодальная война всех со всеми, поэтому несмотря на численный и технологический перевес, им было не до соседей, которые не только смогли стать независимыми от Китая, но еще и ухитрялись вести собственные войны (если бы сосед был сильный и не занятый внутренними проблемами, он бы непременно воспользовался ослаблением корейских племен в результате войн, как, собственно, и случилось несколько столетий спустя).
У короля Когурё Чумона было три сына. Или по меньшей мере три. Два младших отправились искать новые земли, поскольку королевство должно было остаться старшему. Один из них попал в тяжелые для жизни условия и закончил жизнь самоубийством, а второму, которого звали Онджо, удалось основать еще одно государство – Пэкче (дословно "сто вассалов") со столицей в г.Хансоне (это Кванджу сегодня). Основал он их на территории земель Махана в районе примерно нынешнего Сеула и было это в 18 г. до н.э. Кстати, столица потом переехала в Учхон (Конджу), а потом в Собури (Пуё).
То ли братья не шибко дружили, то ли быстро забыли о родстве, а только грызня между государствами началась довольно быстро, но поначалу ни к чему серьезному не приводила.
Чтобы завершить обзор ситуации к 1-му веку на.э. остается упомянуть, что на юго-востоке (около современного Кёнджу), на землях Пёнхан в 57-м г. до н.э. (т.е. даже раньше, чем Когурё) образовалось государство Силла, а в дельте реки Нактонган образовалось некая община земледельцев (земля там очень плодородная), которая назвала себя Кая или Тэкая. Это было не совсем государство, скорее нечто вроде мощной общины, которая могла за себя постоять и огрызнуться в ответ на притязания мелких соседей. Вообще-то там был еще ряд племен, которые в истории почти не оставили следа, будучи поглощенными одним из соседей. Кая отделилась от Пэкче.
Интересно, что деление на север и юг в Корее существовало с незапамятных времен. Даже до нашей эры на юге государства были так называемые самханы – племенные объединения, которые не поделили в какой-то момент землю и распались на два больших государства. А уж про период трех царств – именно под таким названием вошел этот период в историю – и говорить нечего.
Короче говоря, с 1 в. до 7 в. н.э. в Корее складывается некое равновесие трех государств: Когурё, Пэкче и Силлы. Разумеется, они воевали друг с другом, с переменным успехом, хотя поначалу Когурё явно лидировало. В 313 г. оно, например, завоевало бывшие земли Лолана и попытались отхватить себе и север Корейского полуострова. К концу IV века Когурё фактически добилось максимально расширения территории, занимало северо-восток Китая и весь север полуострова. В южном охвостье гнездились оставшихся три государства, занимавшие по сравнению с Когурё примерно шестую часть территории, вместе взятые.
Период с 234 по 475 г. называются периодом расширения границ Пэкче. Этому способствовало три главных фактора: неплохое правление местных королей, союз с Китаем, от которого брались новые технологии, и военный союз с Японией, официально заключенный в 391 г., в результате которого Япония получала опять-таки технологии и культуру, а Пэкче получило прекрасный военный флот, сильнейший в регионе в то время. Какое-то время Пэкче ничего особенного не угрожало, даже Когурё поутихли. По правде сказать, у Когурё в это время развивались серьезные проблемы с северным Китаем – государством Вэй, которое смогло в 342 г. вообще захватить страну, но не надолго, в 385-м Когурё уже освободились, но начали воевать с Силла.
Кстати, обнаружив, что Пэкче заполучили себе в союзники Японию, Когуре и Силла стали совместно воевать против японских нападений, и случалось это три раза почти подряд: в 399, 404 и 407 гг., из чего можно сделать вывод о том, что у Мононобэ в Японии в это время все шло просто прекрасно.
Тем временем Когурё, победившие захватчиков из Китая, решили захватить и ближайших соседей, после чего стали нападать и на Силлу, и на Пэкче, которые решили объединиться для отражения угрозы с севера.
Вообще-то надо сказать, что союзники Пэкче в это время стали испытывать серьезные проблемы у себя на родине. Началось время борьбы Мононобэ с Отоми и Сога, так что Пэкче лишились мощной военной поддержки, так что очередной король (Ван) Когурё - Квангэтхо, чье имя переводилось как "Расширитель земель", к 5-му в. н.э. (точнее, в 475г.) отхватил у Пэкче земли долины р.Ханган, столицу и всю центральную область страны (Чинхан).
Столицу пришлось перенести ближе к современному городу Конджу (а тогда он назывался Унджин, Учхон). Это было очень близко к Силлам, поэтому с ними пришлось заключать мир, выгодный для обоих сторон. Ну, и помощь Японии тоже была весьма кстати, хотя заключавший когда-то союз клан Мононобэ к этому моменту уже серьезно ослабел по внутренним причинам. Фактически, именно вливание японских сил помогло удержать Пэкче свое государство и не пропасть. Правда, не за так, а за то, что Япония имела собственные земли на юге Корейского полуострова, да и вообще члены королевской семьи Пэкче периодически были в заложниках у японцев в обмен на военную помощь.
И история продолжилась.
Как и везде, история Кореи тех лет – это непрерывные стычки племен с врагами внутренними и внешними. Столицы государств переносились довольно часто, вот и король Когурё тоже решил это сделать. Такое решение вызвало большое неудовольствие внутри Когурё и оттянула на себя силы армии. Случилось это в 427 г. н.э.
Пэкче не будь дураки, воспользовались моментом, быстро объединились с Силлами в одну армию и совместно дали отпор Когурё. К 500-му году Чинхан отобрали назад, только достался он не Пэкче, а Силлам. Бывает.
Надо бы сказать, что Чинхан хорош тем, что в нем протекает, как можно видеть, река. Эта река позволяет прямо через Желтое море наладить поставки товара в Китай, в силу чего владение рекой и ее портами оказывается стратегически важным для местных племен, попросту говоря, кто владеет Чинханом, тот владеет ситуацией.
Но ненадолго. Когурё быстро сообразили, что можно сделать, и объединились на этот раз со своими бывшими врагами - с недовольными Пэкче. А что? Очень логично, по большому счету. Теперь уже Силла противостоит двум государствам. Но оба они ослаблены длинной войной. Пэкче потеряли лучшие свои территории, Япония занята собственными проблемами, Когурё испытывает постоянные набеги со стороны Китая. В результате, Силла оказалась сильнее, они не только отбились от бывших врагов и союзников, они даже присоединили к себе ту самую общину земледельцев Тэкая в 562 г. Отбиться-то они отбились, а разбить врагов не смогли, поэтому взялись искать союзников на стороне. Впрочем, этим занялись все три государства с разным успехом. У Пэкче традиционным союзником была Япония, Силла смогла связаться с Китаем, а Когурё оказались в политической изоляции.
Скажу тут пару слов про соседний Китай, который не то, чтобы не вмешивался в их дела, но был обычно поглощен своими проблемами. При случае он всегда был готов отхватить свой кусок в этой схватке, но то случай не подворачивался, то потери были слишком большими, а кусочек слишком маленький… В общем, Корея как-то почти всегда была в стороне от Китая и в состоянии перманентной войны с ним. В частности во время династии Суй (589-619 гг.) Китай дважды пытался задавить Когурё, но Ыльчи Мундок – выдающийся, кстати, корейский полководец, неоднократно спасавший страну, ухитрился разбить китайские войска, бывшие по численности и вооружению посильнее Когурских.
Но в 618-м, как я упоминала в истории Японии, в Китае к власти приходит династия Тан и правит им аж до 907 г. Это сильная династия, это время сильного Китая, поэтому неудивительно, что они решили отыграться и положить конец безобразиям, творившимся под боком, и заключили для начала союз с Силлой.
Пэкче с этого момента были попросту обречены, поскольку Япония, уже установившая посольские контакты с Китаем, прекрасно понимала, что выступать против Тан означает проиграть войну. Нет, они не бросили союзников, да и свою землю было жалко, но они ничего не сделали во время совместного китайско-силлского выступления в 660 г., в результате которого военные силы Пэкче были практически разгромлены. В результате, когда пришло время остаткам королевского двора просить помощь у Японии, война уже переместилась с суши на море.
Японский флот превосходил по численности китайский раз в семь и считался на тот момент одним из лучших в регионе (и в мире, если уж на то пошло). Численность японской армии превосходила китайскую в шесть раз. Одним словом, японцы были уверены в том, что успех будет на их стороне, и не без оснований.
Ну, можете предвидеть, что произошло? А произошла битва, точнее морское сражение при при Пекганге (Пэккане, Хакусонко), где силы Японии и Кореи были наголову разбиты китайским флотом. Почему так случилось? Уровень подготовки обоих армий – китайской и японской – был достаточно высоким. Если говорить о флоте, то японский был без всякого сомнения лучше.
История битвы, если коротко, была следующей. Силла и Китай перекрыли реку Джеум, куда направили 7 тыс. солдат и 170 судов для блокады подкрепления из Китая. Это все силы, которые смогла выделить растущая империя Тан.
Против них выступил в начале авангард японского флота, состоящего в целом из 800 судов! Авангард был отбит, по словам историков, исключительно за счет высочайшей дисциплины китайского флота.
На следующий день прибыли основные силы японского флота. Однако они взялись атаковать китайцев прямо в реке, а они стояли примерно как силы Спарты в Фермопильском проходе. В результате численный перевес флота ничего не значил. Пожалуй, что японцы были слишком уверены в своих силах, они даже не соизволили перестроить боевые порядки и нападали линия за линией на флот Тан. Тан поступил, на мой взгляд, просто гениально, перекрыв фланги и отбивая исключительно атаки в лоб. Японские корабли гибли один за одним, с ними гибли перевозимые войска и лошади, в общем, это безумие длилось до конца дня, когда оказалось, что Япония потеряла почти половину флота. И тут Тан еще раз продемонстрировала гениальность своих флотоводцев. После того, как японский флот остановился в своих бессмысленных атаках, Танский перестроил ряды и контратаковал, причем очень удачно. Они вывели из строя резерв, который не мог двигаться из-за того, что его окружали поврежденные суда, они утопили войска, в том числе конные, наконец Тан основательно покусал оба флага японского флота, на котором на этот момент царила паника и неразбериха, корабли пытались разойтись из общего ядра, но те, кому удавалось вырваться, попадали под огонь флота Танов. В общем, разгром был полный.
Представьте сами: японцев было 42 тыс. человек против всего 7 тыс. китайцев. И 800 кораблей Ямато против 170 китайских. Силы корейцев, выступивших на обеих сторонах, были примерно равны – по 5 тыс. человек и в учет не брались. Японцы потеряли половину своего флота, четверть войск, более тысячи лошадей, в общем, покрыли себя национальным позором, а разгром был внушительным, показательным и страшным для Ямато. Это было самое большое поражение Японии во всей истории вплоть до современных времен. Никогда больше они ТАК не проигрывали. Пэкче были присоединены к Силле, но это уже никого не интересовало. Ситуация была попросту критической – китайский флот готовился к вторжению в Японию, а его силу японцы уже прекрасно испытали на себе. И это была совершенно нешуточная угроза. Японцы, как они часто будут делать позже, обрезали все связи с внешним миром и занялись укреплением своих территорий. Этому способствовала сильная миграция в Японию корейских беженцев, как их назвали бы сегодня, недовольных как силлским правлением, так и китайским. Среди них были выдающиеся ученые, художники, вообще люди искусства и… и талантливые администраторы.
Кстати-то сказать, я не думаю, что успех китайской высадки был так уж предрешен. Одно дело победить в узкой дельте реки, другое – высадиться малыми силами на чужой территории. В Тан это понимали и вообще-то захват Японии не планировали. Тем временем совместные войска Китая и Силлы обернулись против Когурё и вынудили их капитулировать в 668 г.
Кстати, чтобы уж завершить эту часть истории, я скажу, что Силла очень быстро поняла, что Китай ей вовсе не друг и даже не союзник. Уже в 670 г. Силла начала войну с Китаем и запросила помощи у Японии, однако цена оказалась слишком тяжелой. Японский императорский двор потребовал признания вассалитета Японии над Силлой. Силла была вынуждена согласиться, а результатом стала победа над Таном – очень редкое событие по тем временам. Победа была немного относительной, Китай отказался от претензий на управление страной, хотя формально император Китая считался верховным правителем Силлы. Но в 735 г. был подписан договор о границах.
Контакты с Японией у Силлы продолжались и довольно активно, хотя японцы пытались в 731 г. захватить часть земли, но безуспешно. Вассалитет был передан Тан.
Кстати еще, всякие корейские боевые искусства родились в те вот далекие времена и именно в Силле, которая чем-то была похожа то ли на древнюю Спарту, то ли на современный Израиль. Во всяком случае, вся молодежь проходила обучение в армии и лучшие отбирались в регулярные войска, которые даже отправлялись в разные периоды истории на помощь Китаю. Эти войска назывались Хвараны (цветы-юноши), из высших Хваранов даже монархи выдвигались и вообще служебная иерархия совпадала с аристократической. Хвараны имели совет старейшин – хвабэк, куда сначала входили главы племен, а потом это был своего рода аристократический совет, собиравшийся по важнейшим государственным вопросам и решавший порядок престолонаследования.
Дальше довольно долгое время Корея войн не вела и жила спокойно. Только к 889 г. под действием внутренних проблем, вызванных в основном разорением крестьян, в стране наступила смута и власть Силла распалась. В соседней Японии и Китае происходило примерно то же самое, но об этом уже не будем или пока не будем.
Еще пара слов о влиянии Кореи на Японию, и на этом стоп.
Если говорить об этом влиянии, то достаточно напомнить, что буддизм и конфуцианство пришли в Японию от Пэкче. От них же пришли некоторые виды искусства, в том числе керамика, например. В самой Корее довольно много памятников культуры Пэкче, но и в Японии их несложно найти. Достаточно заглянуть в город Нара, чтобы понять, что раннеяпонская цивилизация развивалась скорее под корейским, чем под китайским влиянием. К тому же массовая эмиграция привела к всплеску развития Японии во всем, начиная от административного управления, которое было похоже на китайское, но перенято у корейских администраторов, и заканчивая ремеслами, искусствами и религией. Вообще говоря, возможно, и сами японские народы – прямые потомки Пэкче или более ранних государств Манчжурии. Во всяком случае, повторю, некоторые лингвистические детали на это указывают.

URL записи

@темы: японский язык, японская поэзия, японская культура, традиции народов мира, корейская история, китайские традиции, китайская культура, китайская история, история, вокруг света, Япония, Корея, Китай